Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Дэвид Линч – любимый режиссер Андрея Душечкина


В 1956 году народная артистка СССР Александра Ивановна Климова и актер-педагог Андрей Валентинович Душечкин-Корсаков переехали из Украины в Беларусь. А 8 февраля 1960 года в их семье родился сын — Андрей Душечкин.
В 1977-м Андрей окончил среднюю школу № 4 города Минска. А сейчас на стенде знаменитых учеников школы висит его портрет.

Дэвид Линч - любимый режиссер Андрея Душечкина
Андрей Душечкин.

 

Сценический путь Андрей начал с участия в школьной рок-группе в качестве ритм-гитариста. После школы он поступил в Белорусский театрально-художественный институт. В 1981 году окончил институт. Курс Валерия Николаевича Раевского — нынешнего художественного руководителя Национального академического театра имени Я.Купалы. После института Андрея распределили в Национальный академический драматический театр имени М.Горького, где он работает по сей день и является ведущим мастером сцены. Заслуженный артист Республики Беларусь.
С 2004 года Андрей Душечкин является старшим преподавателем в Белорусском государственном университете культуры и искусств на кафедре театрального искусства. Женат, воспитывает сына Александра.
26 марта 2008 года Андрею Душечкину был вручен почетный диплом ЮНЕСКО за вклад в творческую и общественную деятельность. А 23 марта 2010?го Андрей Андреевич был награжден медалью Франциска Скорины.

— Андрей Андреевич, вы из весьма известной в Беларуси театральной семьи. Ваша мать Александра Ивановна Климова снялась более чем в 30 фильмах на ведущих киностудиях СССР… Когда к вам пришло понимание того, что родители? — люди необычные?
— Не сразу, конечно. Надо сказать, что обстоятельства жизненного пути моей мамы, несмотря на все сложности, складывались так, что по всем законам, земным и небесным, она могла стать?— и стала?— только актрисой. И ни тяжелая крестьянская жизнь, ни голод сибирской деревни, ни Великая Отечественная война не помешали этому… Она была актрисой. Узнаваемой. Любимой. Она играла в Одессе, Киеве, Харькове. И, конечно, в Минске. Мама в 1980?е преподавала в Белорусском государственном театрально-художественном институте. Была членом Советского комитета защиты мира, комиссии по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР, комиссии БССР по делам ЮНЕСКО.?Член Союза кинематографистов Белорусской ССР.?Входила в состав правления Белорусского союза театральных деятелей, избиралась председателем Республиканской военно-шефской комиссии.

— Говорят, большинство детей талантливых родителей растут в их тени. Судя по вашей творческой биографии, вы давно вышли из этой тени. Как вам это удалось?
— Труд и еще раз труд. И вера в себя… А еще, вероятно, потому, что так судьба распорядилась. Почему я не стал кем-то другим? Теперь уже трудно сказать. Но театр уже был в крови. Пробился в эту профессию всеми правдами-неправдами. Все мы, дети, такие!.. Да почти все ?— так же, как и в других, нетеатральных семьях, иных, нетеатральных династиях. Нас же называют “детьми кулис” ?— куда ж нам еще податься? Кто не справился, тот не справится и правдами-неправдами, а кто состоялся, самореализовался, тот доказал правильность своего выбора. Вот уже много лет стремлюсь доказать себе и миру, что имею право заниматься профессией моих родителей. И должен делать и буду делать для этого все от меня зависящее. Разве одно это уже не выбор, не путь к себе?

— В своей книге «По ту сторону зеркала» вы упомянули о вашем болезненном детстве и что Петр Миронович Машеров с оказией достал для ваших родителей, а вернее? — для вас, маленького, какое-то очень дефицитное лекарство. Это такие времена были? — близости великих мира сего с людьми искусства? Потому что сейчас такую ситуацию мне трудно вообразить. Каждый за себя…
— Эта великая советская номенклатура была все же ближе к людям… По воспоминаниям родителей, мое рождение стало чем-то вроде околотеатрального праздника. И разговоры сразу: “Ах, у Климовой сын родился!”. И тут же первое испытание ?— на меня безжалостно напала какая-то вредная младенческая хворь. Неизвестно, как бы все обернулось, если бы не завзятый театрал Петр Миронович Машеров, который привез лекарство из Москвы. Помогло лекарство “от Машерова” или моя живучесть, сейчас трудно сказать.

— Есть мнение, что детям трудно найти общий язык с известными родителями. Как было в вашей семье? Если выразиться проще?— родители читали вам сказки на ночь?
— Читали, и много. Но без сюсюканья. Я жил в атмосфере театра, репетиций, сценарных текстов. Вообще у меня с детства сформировался философский взгляд на мир. На спектакле “Мария Стюарт” в самый трагический момент, когда маму-Марию вели казнить, всю в красном (впечатляюще и эффектно!), я потянулся, зевнул и на весь зрительный зал сказал: “Сейчас маме отрубят голову, и мы пойдем домой”.

— Помните ли вы первую свою театральную роль? Как это было?
— Да, первая главная роль в пьесе Руди Штраля “Принц Арно фон Волькенштейн”, и сразу успех. Конечно, было очень волнительно…

— Вы сыграли во многих фильмах о войне. “Снайпер”, “Днепровский рубеж”, “На безымянной высоте”, “В июне 41?го”, “Плач перепелки”… Это замечательный, серьезный багаж. Что позволяет вам играть военных людей, если опыта военной службы у вас нет? И как вы работаете над такими ролями?
— Я играю в основном военных докторов. Это, разумеется, не значит, что я не работаю над образом. Еще как работаю! Ищу своего героя, стараюсь сделать его не банальным — наделяю его какими-то особыми черточками характера. Это непременное условие того, что зритель запомнит образ. Играя военных людей, я ощущаю причастность к истории страны. Ведь ее творят в большинстве своем служивые люди.

— Говорят, белорусское киноискусство сейчас в упадке. И такие разговоры можно понять, особенно если сравнивать киноленты “Беларусьфильма” советской поры и нынешние фильмы, о которых забывают уже через неделю-другую. Что, по вашему мнению, недостает белорусскому кино?
— Недостает базы и возможностей на всех уровнях кинопроизводства. А вообще это очень болезненная для всех белорусских актеров и режиссеров тема. О ней можно говорить и спорить бесконечно. Кинопроизводство?— это большие расходы. Очень большие. По всей видимости, пока на «Беларусьфильм» не придут большие деньги, вряд ли ситуация изменится. Выживает белорусский кинематограф пока только благодаря российским кинокомпаниям и проектам.

— Театр ?— искусство сиюминутное, почти неповторимое. Вам не жаль, что работа на сцене, не фиксируемая на пленку, неподвластная стоп-кадру, расплескивается среди зрителей, оставляя лишь зыбкий эмоциональный отпечаток?
— На мой взгляд, спектакль уходит в магнитное поле земли и там остается навсегда, подзаряжая ноосферу добром и положительными эмоциями. Об этом важно помнить, когда речь идет о театре.

— Что для вас театр?
— Для меня театр? — это дом. Дыша воздухом театральной жизни с детства, я, вероятно, мог бы выбрать какую-нибудь другую театральную профессию. Например, театрального критика. Я прекрасно чувствовал закулисную атмосферу и мог бы снискать лавры на этом поприще. Люблю свое детство из-за яркости театральной жизни. Оно получилось интересным, сложным. Люблю вспоминать, как увлеченно вбирал в себя впечатления от театральной жизни.

— Ваш любимый режиссер?
— Дэвид Линч. Мне нравится его режиссура, его таинственность и витиеватость.

— Актеры ревнивы. Ощущаете ли вы ревность к успехам и громкой славе других?
— Вероятно, чувствую только досаду за то, что мне просто меньше повезло, я бы сыграл некоторые роли не хуже мегазвезд.

— Вы член Союза писателей Беларуси. Это редко кому из актеров удавалось?— стать писателем и поэтом. Кто главенствует в вашей душе ?— лирик или прозаик? И какие образы вы предпочитаете воплощать на бумаге?
— Образы страдающей души, ибо только страдание порождает творчество.

— Что вы не выносите в людях?
— Ненавижу зло и злоязычие.

— Андрей Андреевич, какую роль вы бы очень хотели сыграть?
— Князя Мышкина из “Идиота” Достоевского. В его образе столько боли, столько внутренней чистоты и неискушенности! Но, видимо, уже поздно…



4 Комментариев “Дэвид Линч – любимый режиссер Андрея Душечкина”

  1. андрей душечкин :

    я действительно считаю дэвида линча гением современности его фильмы человек слон твин пикс синий бархат это шедевры искусства и гуманизма в кино.мечтаю сняться в его фильме я актер и для меня это было-бы счастьем.с уважением заслуженный артист республики беларусь андрей душечкин.мой сайт a-dushechkin.narod.ru

  2. Юрок :

    Ды многие считают Линча гением. Иногда мне кажется, что это даже вопрос моды.

  3. андрей душечкин :

    фильм дэвида линча-человек слон это шедевр мирового киноискусства.

  4. андрей :

    Великий режиссер всех времен и народов великий ман и мистик Дэвид ЛИНЬЧ празднует 70летие…С праздником Маэстро!

Оставить комментарий